Прощание с Москвой: рассказ о войне глазами ребенка

Здравствуйте, дорогие читатели! «Прощание с Москвой» — история о том, как маленькая девочка пережила тяжелые голодные годы войны в Доме малютки.

К началу Великой Отечественной войны я уже пять лет жила в московском Доме младенца. Туда меня определило государство, предварительно отобрав семью. Отца, занимавшего ответственный пост, признали врагом народа, после чего отправили в Магаданскую область на лесоповал, потом в шахту, а затем и вовсе расстреляли.

Мама осталась с четырьмя детьми на руках. В итоге она серьезно заболела, надолго попала в больницу, а власти раскидали нас по разным приютам. Дом младенца, куда я попала, находился в центре Москвы.

Как ни странно, к нам очень хорошо относились и не наказывали, даже когда мы этого заслуживали. Нас часто осматривал врач, который жил вместе с семьей прямо в здании Дома младенца. До войны мы не знали ни шлепков, ни подзатыльников, ни ругани — одни уговоры, обещания, ласки, лечение, внимание. Очень хорошо кормили.

И вдруг с какого-то момента нас стали укладывать спать в верхней одежде, в ботиночках, потому что отключили отопление. Вот было забавно и весело! Мы же не понимали, что началась война…

Однажды нас вывели в город. Мы шли сначала по площади Пушкина, потом по улице Горького — это места, рядом с которыми находился Дом младенца. Куда нас ведут?

— Мы прощаемся с Москвой, — сказали воспитательницы в ответ на наши вопросы. Зачем — не объяснили.

— А где наша тетя Лида? — спросили мы про одну из воспитательниц, которой почему-то в этот раз не было с нами.

— Ее дом ночью немецкая авиация разбомбила!

Прощание с Москвой закончилось, вскоре нас погрузили в эшелон. Поезд то мчался, то тормозил. В окна мы видели бегущих солдат, взрывы снарядов. Нам непонятны были слова «война», «фашисты», «авиация».

Борьба за выживание

Потом нас везли на пароходе по реке. Доставили в глухую деревню Уральская. Там не было даже радио. Но война нас и не интересовала: это же для взрослых! Нас больше занимал вопрос питания.

Из Москвы продовольствием не снабжали, а местные жители сами недоедали. Скотину у крестьян забрали на нужды войны. Нам, помню, давали горячую похлебку из желтой вонючей репы и тонюсенький ломтик хлеба. Я плакала и кричала:

— Не буду это есть!

— Ну и не ешь! Ну и умирай! — кричали в ответ нянечки и воспитательницы.

И некоторые дети действительно умирали от истощения у них на руках…

Помню, гулять нас водили на полянку возле леса. Вот была радость! Мы узнали вкус каждой травинки, цветочка, жучка, червячка. Некоторые ели даже мухоморы и, отравившись, погибали. Порой удавалось через щели в заборах пролезть на чей-нибудь огород. Вырвав из земли первый попавшийся овощ, мы тут же сгрызали его вместе с землей.

Время от времени местные жители приходили с жалобами на наши разбои. Худенькие, бледненькие воспитательницы закрывали нас собой, плакали и кричали:

— Ну, хватайте! Бейте их! Они же голодные!

В жуткие уральские морозы одежда не согревала, но гулять нас все же выгоняли. Многие дети заболевали. Ах, где же вы, наши добрые московские воспитательницы! Они вернулись в столицу, а на их место набрали эвакуированных женщин.

Они воровали у нас для своих детей скудную еду и жестоко наказывали за все — лупили нас по голым телам ботиночками и выставляли босиком в холодные коридоры.

Меня почему-то очень любили две воспитательницы: тетя Катя и Юзефа Францевна. Они были эвакуированы из Москвы. Женщины часто держали меня на коленях, обнимали, ласкали и брали ночевать в деревню, где в домах у местных жил наш персонал. Там иногда меня подкармливали печеной картошкой, которая считалась деликатесом.

Потом в детдоме все стало совсем плохо. Нас, сирот, раздавали местным жителям, чтобы спасти от голодной смерти хоть кого-то…

В числе выживших

Осенью 1943 года мы вернулись в Москву. Мы — это 25 детишек из 120.

Власти нашли мою старшую сестру и отдали меня ей. В школе я падала в обморок от недоедания. У меня даже не было нижнего белья, я носила школьное платье на голое тело. Голова постоянно чесалась от вшей, а тело болело от укусов клопов. У всех в классе был положительный результат на туберкулез. Как я выжила, сама не знаю…

Если вы считаете статью «Прощание с Москвой» интересной, поделитесь с друзьями в социальных сетях. Заходите за новыми историями!

Написать ответ

7 − пять =

Adblock
detector